Глава 7


Традиция или истина? Д-р Майкл Браун


— Ты не знаешь даже древнееврейского! Как же ты можешь мне рассказывать о том, что говорится в Библии?

— Это правда, равви. Я не знаю древнееврейского, но я его выучу. А пока я могу воспользоваться словарем из конкорданса Стронга.

— Да уж, конечно. Если ты не знаешь древнееврейского, то здесь ничего не поможет.

Я никогда не забуду этих слов, сказанных мне в 1972 году. Тогда я был новоиспеченным верующим в Иисуса и мне было всего лишь 17 лет. Моя жизньв корне изменилась — я имею в виду совершенно принципиальные перемены. Всего-то несколько месяцев назад я злоупотреблял героином, в больших дозах принимал ЛСД и «спид», полностью отрываясь от реального мира. Мне справедливо дали кличку «Занаркоманенный медведь» — я уже был насквозь прогнившим грешником, которого до краев наполнила гордыня. Все это случилось, несмотря на мое консервативное воспитание, полученное в обычной еврейской семье из Лонг-Айленда, благополучной и дружной. Мой отец был уважаемым человеком, работавшим старшим юрисконсультом в Верховном суде штата Нью-Йорк.

Мое пристрастие к наркотикам нельзя считать следствием какого-то внутреннего разлада или поисков «философского камня». Я принимал наркотики потому, что это доставляло мне удовольствие! Понимаете, когда-то я был довольно талантливым барабанщиком в рок-группе. Одно следовало из другого. Вудсток, богемная жизнь, удовольствия, принцип «делай то, что нравится» — все это я поставил во главу угла. Я хотел быть похожим на великих рок-звезд! И вскоре жизнь превратилась в один большой праздник.

Сюрпризы жизни

Но у Бога были свои планы. Двое моих лучших друзей (бас-гитара и соло-гитара в нашей рок-группе) воспитывались в семьях, которые лишь на словах были христианскими. По сути, они к Иисусу были нисколько не ближе, чем я. Но мои друзья, в свою очередь, дружили с двумя девушками, а их отец был убежденный, «вновь рожденный» христианин. Дядя же их служил пастором в маленькой церкви в Квинсе, штат Нью-Йорк.

Девушки посещали церковь, чтобы сделать приятное своему отцу, а мои друзья ходили в церковь, чтобы хорошо провести время с девчонками. Затем и я стал ходить в церковь, чтобы вытянуть их всех оттуда. Мне не нравились постепенные перемены, которые я стал в них замечать!

Что же произошло? Моя жизнь неожиданно перевернулась. В той небольшой церкви я встретился с Богом, Которого не искал. Я познал истину об Иисусе, Спасителе и Мессии, в Которого никогда не верил. Я преобразился! Любовь Божия сломила мое сопротивление, и в ответ на тайные молитвы искренне молящихся за меня, я отвернулся от порочной жизни, которую вел прежде.

Мой отец был чрезвычайно рад, видя перемены, происходящие во мне. Его волновал только один вопрос: «Мы евреи! А теперь, когда покончено с наркотиками, ты должен встретиться с раввином и вернуться к нашим традициям». Итак, я стал общаться с духовным пастырем синагоги, где в свое время участвовал в бар-мицва.

Я должен выучить древнееврейский

Я твердо знал, что желание получить такие знания — это не прихоть, иначе как же я мог отвечать на вопросы раввина? Что можно было возразить, когда он заявил, что английский перевод, на который я ссылался, неверен и что авторы Нового Завета многократно неправильно истолковывали древнееврейское Священное Писание. Получается, раввин мог читать первоисточник, а я — нет!

Он также организовал мою встречу с крайним ортодоксом, раввином Любавическим из Бруклина, который славился тем, что умел наставлять «заблудших» молодых евреев, таких, как я. Что касается меня, то мне всякий раз предоставлялась счастливая возможность поделиться своей верой с этими искренне верующими людьми. Я испытывал в этом потребность, так как изучал Библию днем и ночью, запоминая сотни стихов, часами молясь, даже спорил со свидетелями Иеговы, убеждая, что их вера не библейская. Но раввины из Бруклина на мои вопросы отвечали так, как я и не ожидал услышать. Хотя не удивительно, ведь с детства они и читали, и понимали древнееврейский язык. А я едва вспоминал произношение отдельных букв! Кроме того, они выглядели настолько по-еврейски со своими длинными черными бородами и прочими атрибутами! Их вера в моих глазах выглядела такой древней и подлинной. А что из себя представляла моя?

Именно в то время я стал изучать древнееврейский в колледже. Я рассуждал так: если моя вера имела истинную основу, то она могла выдержать самую тщательную независимую научную проверку. Далее, если Иисус действительно был еврейским Мессией, тогда мне нечего было бояться. Серьезные вопросы требовали адекватных ответов, и я вознамерился не отступать от истины, куда бы она ни заводила, причем не опасаясь последствий.

Постепенно я пришел к убеждению, что мне следует приступить к более углубленному изучению и Библии, и иудаизма. В течение целого года занятий в колледже я занимался только языкознанием, в общей сложности познавая сразу шесть языков: древнееврейский, арабский, древнегреческий, латынь, немецкий и идиш. Вот вам и утечка мозгов! Мной двигало желание самостоятельно, без посторонней помощи, читать интересующие меня тексты только в подлиннике.

Но колледжа здесь было недостаточно. Для достижения поставленных целей требовалось не меньше аспирантуры, в рамках которой можно было изучать и другие древние языки, упоминаемые в древнееврейском Священном Писании, такие, как аккадский (вавилонский или ассирийский), угаритский (язык, на котором говорили в крупном городе на севере Ханаана), арамейский, сирийский, финикийский, древнекарфагенский, моавитский. Замечу, что это неполный список. К тому времени, когда я написал докторскую диссертацию, мной было освоено порядка 15 языков, некоторые довольно глубоко, другие — только поверхностно. В Нью-Йоркском университете я получил степень доктора философии по специальности ближне-восточных языков.

Ложные основания

Почти все учебные курсы вели профессора евреи. Кроме того, у меня была возможность частным образом брать уроки у некоторых раввинов. Что же в итоге произошло с моей верой? Она окрепла. Углубляя знания, я все больше убеждался, что Иисус и был обетованным Мессией, то есть Тем, Чья жизнь, смерть во искупление людских грехов, Воскресение и возвращение предсказывались в древнееврейском Священном Писании. У меня появились ответы на серьезные вопросы!

Я также открыл для себя нечто неожиданное: это не новозаветная вера строилась на ложных основаниях, а постулаты раввинистического иудаизмабыли неверны! Не новозаветная вера, а раввинистический иудаизм ушел в сторону от древнееврейской Библии.

Раввинистический иудаизм даже не предполагает в самом прямом смысле толкования Священного Писания. Вместо этого раввины просто утверждают, что их вера является продолжением неразрывной цепи традиций, восходящих к Моисею и пророкам. Это и есть точка отсчета. Но, как увидим позже, такой неразрывной цепи не существует вообще.

Я часто слышал, как раввины и противники миссионерства в пренебрежительном тоне рассуждали, что без Христа не могло бы быть и христианства (или без Мессии не возник бы мессианский иудаизм), хотя иудаизм может существовать без Мессии, значимость которого как деятеля более значима для еврейского мировоззрения. Иудаизм, как это утверждается, является религией Торы.

На практике вопрос в следующем: на чем основывается традиционный иудаизм? Иудаизм в том виде, в каком он существует в наши дни, в большей степени является религией раввинистических традиций, чем религией Торы. Так же как без традиций не будет традиционного иудаизма, так и без раввинов не будет раввинистического иудаизма. Это очень существенно! Ведь для многих людей человеческие традиции гораздо важнее, чем библейские истины.

Безусловно, можно согласиться, что христианство не могло появиться без Христа, равно как не может быть спасения без Спасителя и искупления без Освободителя. Здесь нет никакой проблемы. Наша вера проистекает из личности и деяний Мессии.

Как-то более 20 лет назад один ортодоксальный раввин заметил, что я смотрю на Священное Писание через розовые очки. Другими словами, мне свойственно неправильно понимать Слово Божие, причем в независимости от степени моей искренности и объективности. Я, по его мнению, не способен видеть четко и мое видение искажено.

Я расценил это как обвинение, которое не мог оставить без внимания. Изучая Слово Божие с разных позиций, я, подвергая сомнению традиционные и хорошо известные мне ответы христианства, задавал себе вопрос: являются ли иные толкования верными? Теперь, когда прошло четверть века, я могу откровенно сказать, что это религиозно настроенные евреи, несмотря на свою искренность и преданность, смотрят на Библию через розовые очки. Это именно они утверждают, что в Библии сказано только то, что толкуют о ней мудрецы.

Но кто они такие, чтобы не соглашаться с великими иудейскими учителями прошлого? Почему они берут на себя смелость не принимать во внимание общеизвестные комментарии раввинов, живших в средние века? Как случилось, что они порвали с традициями, которые заимствовали у своих отцов?

«В конце концов, что я могу обо всем этом знать? Мой отец узнал об этом от своего отца, который, в свою очередь, узнал от своего отца, а тот узнал это от своего отца, и так далее вплоть до Моисея. Вы хотите мне сказать, что они все это выдумали и что они заблуждались? Но как можно ставить под сомнение наши священные традиции?!»

Итак, миф о непрерывной цепи традиций, восходящих к Моисею, удерживал многих евреев от самостоятельного чтения Библии. А в этом суть дела.

Телефонная игра

(Игра в телефон — это игра, в которой участвует группа детей. Начинается она с того, что первый игрок шепчет на ухо сидящему рядом игроку какое-нибудь слово. Тот в свою очередь шепотом передает это слово на ухо своему соседу, и так по цепочке. К тому времени, когда очередь доходит до последнего игрока, передаваемое из уст в уста слово лишь отдаленно напоминает свой первоначальный вариант.)

Согласно представлениям раввинистического иудаизма, Бог дал Моисею письменный Закон (изложенный в Торе, пятикнижии Моисея). Но нам говорят, что большинство заповедей в Законе лишь кратко сформулированы и представляют собой общие утверждения, напоминающие заглавия или абзацы в книге, поэтому они требуют последующего толкования, дополнительного материала и пояснений. Итак, исходя из традиционных установок, Бог также дал Моисею устный Закон, толкующий письменный. Моисей затем передал его Иешуа, который, в свою очередь, передал его 70 влиятельнейшим старейшинам своего народа, передавшим его пророкам последующих поколений.

Итак, это продолжалось, причем со множеством дополнений из-за того, как раввины учат, что устный закон постоянно увеличивается в объеме, так как в каждом поколении появляются новые традиции и возникают новые прецеденты, требующие новых способов применения Закона.

Два столетия спустя после пришествия Иисуса устный Закон стал таким громоздким и запутанным, что пришлось его записать, иначе его бы забыли (объяснение, почему основа устного Закона теперь существует в письменном виде). Вначале это. По утверждению раввинов, те, кто изучал Талмуд, продолжали развивать и передавали устный Закон каждому последующему поколению.Каждый верующий еврей искренне полагает, что невозможно понять Священное Писание или следовать Закону Божьему, не соблюдая устных традиций .

Что же происходит, когда к еврею, добросовестно исполняющему все предписания иудаизма, подходит еврей, верующий в Иисуса? Последний воспринимается как невежественный новичок, и его суждения полностью отметаются: «У нас существует непрерывная традиция, восходящая к Моисею! Как ты можешь не соглашаться с нами! Как ты смеешь пытаться учить нас!» Да, традиции занимают очень много места и могут отвратить людей от мыслей о себе. (По меньшей мере я нахожу забавным, когда ортодоксы говорят, что мне промыли мозги!)

Теперь можно лучше понять, почему так много евреев, с которыми христиане пытаются наладить диалог, тотчас же отвечают: «Я должен по этому вопросу посоветоваться с раввином. Он скажет мне, что по сути говорится в этом стихе. Он сверится по своим книгам».

Таким образом, еврей, следующий раввинистическим предписаниям, полагает, что чем дальше в глубь прошлого, тем ближе к подлинному откровению на горе Синай (что-то вроде известной игры в «телефон»). Согласно положениям Талмуда, со времен Моисея наблюдается все ухудшающийся духовный упадок.

В этом состоит еще одна причина, почему следует полагаться на опыт прежних поколений! Исходят из того, что они были ближе к тем, кому было даровано божественное откровение, и находились на более высоком духовном уровне. Они могут поведать нам, о чем говорится в Священном Писании. Разве можно после этого говорить о том, что я смотрю на Библию через розовые очки!

Являются ли традиции истинными?

Однако здесь возникает вопрос: «Как можно утверждать, что эти традиции не истинные? Почему вы говорите, что они не содержат верного толкования?» Ответы на вышеуказанные вопросы просты:

1. эти традиции берут на себя ответственность, на которую Священное Писание их не уполномочивало;

2. они в большей степени превозносят глас земной мудрости, а не пророческое слово небес;

3. они противоречат простому и ясному смыслу Священного Писания;

4. нередко они даже входят в противоречие с гласом Божьим;

5. не существует библейского свидетельства непрерывности традиций, и в то же время, наоборот, приводится множество доказательств противного.

Прежде чем проиллюстрировать вышеупомянутое рядом примеров, я хочу обратить внимание на то, что суть не состоит в выискивании второстепенных противоречий и трудностей толкования. Нет. Данная проблематика имеет непосредственное отношение к самому сердцу и душе традиционного иудаизма — религии, которая основана или подкрепляется этими традициями.

Вопрос, который должен задать себе каждый честный еврей, исповедующий иудаизм, состоит в следующем: «А что если в Библии сказано одно, а мои традиции трактуют это по-иному? Тогда каким путем я буду следовать: указанным Богом или же человеком?»

Вопрос не в том, являлись ли еврейские духовные пастыри низкими людьми и обманщиками. Большинство из них были ревностными блюстителями веры. Они стремились вести праведную жизнь и быть угодными в глазах Господа. Но были ли они правы? Действительно ли их традиции дарованы Богом или же они определены человеком? Давайте тщательно это обсудим. Ни один из приводимых ниже примеров не анализируется вне контекста. Они просты и лишены скрытой подоплеки.

Во-первых , вначале следует посмотреть, как традиционный иудаизм характеризует сам себя. По мнению современного исследователя ортодоксального иудаизма Х. Чайм Шиммела, 1 евреи «не следуют в точности слову Библии и никогда не следовали. Они руководствовались устным толкованием письменного слова…».

Как сказал раввин Чайз З.Х., один из авторитетнейших мудрецов девятнадцатого столетия, в Талмуде подчеркивается тот факт, что наставления, «устно переданные» Господом, более «ценны», чем переданные в письменной форме. Чайз осмеливается даже заявить: «Верность власти указанных раввинистических традиций является долгом всех сыновей Израиля… И тот, кто не выражает уважения неписанному Закону и раввинистическим традициям, не имеет права на долю в наследстве Израиля…».2

На каком основании может быть сделано такое заявление? Раввины утверждают, что сама Библия наделила их исключительной властью толковать Тору и устанавливать новые законы. Они находят обоснование своим претензиям во Второзаконии17:8–12, которое, вероятно, считается самым важным текстом в Библии для раввинистического иудаизма. Вот что говорится в этих стихах:

«Если по какому делу затруднительным будет для тебя рассудить между кровью и кровью, между судом и судом, между побоями и побоями, и будут несогласные мнения в воротах твоих, то встань и пойди на место, которое изберет Господь, Бог твой (чтобы призываемо было там имя Его), и приди к священникам левитам и к судье, который будет в те дни, и спроси их, и они скажут тебе, как рассудить; и поступи по слову, какое они скажут тебе, на том месте, которое изберет Господь (Бог твой, чтобы призываемо было там имя Его), и постарайся исполнить все, чему они научат тебя; по закону, которому научат они тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи, и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе. А кто поступит так дерзко, что не послушает священника, стоящего там на служении пред Господом, Богом твоим, или судьи (который будет в те дни), тот должен умереть, — и так истреби зло от Израиля…»

Моисей четко говорит о том, что в каждом поколении в Иерусалиме левитские священнослужители, а также «судья», исполняющий свои обязанности в те дни, должны были действовать в роли Верховного Суда, то есть суда высшей инстанции, которые существуют ныне в разных странах мира, включая Израиль и Соединенные Штаты Америки. Этот суд должен заниматься разрешением юридических конфликтов, таких, как вопросы, связанные с уголовным правом, гражданские споры, оскорбления действием. Вот в чем его суть!

Текст не передает полномочия последующим поколениям раввинов во всем мире (а где, кстати, упоминаются раввины?) и не наделяет их правом учить евреев, когда и о чем молиться, как закалывать скот, во что верить относительно Мессии, в какое время посещать болящих, может ли верующий писать в шабат и т. д. Ничего подобного! Однако из столь краткого текста мудрецы извлекли настолько могущественную власть.

Стих 11: «…по закону, которому научат они тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи, и не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе» мудрецом XIII столетия Начманидесом фактически был истолкован следующим образом: «Даже если вы видите, что они сознательно меняют «правое» на «левое»… вам полагается считать «правым» то, на что они и говорят «правое». Почему? Потому что Дух Божий уповает на них и Господь удерживает их от ошибок и колебаний»3. Это своего рода заявление! Если мудрецы говорят, что левое — это правое, то вы должны следовать тому, что говорят мудрецы.

Давайте рассмотрим следующую ситуацию. А что, если тысяча пророков, величием равных Илие и Елисею, скажут, что Тора означает одно, а тысяча и один пророк будут утверждать, что Тора значит что-то другое? Кому же следует доверять?

Маймонид, наиболее известный средневековый исследователь иудаизма, характеризует положение вещей так: «Окончательное решение будет принято в соответствии с мнением тысячи и одного пророка»4. Действительно, Талмуд даже учит, что, если сам Илия выражает несогласие с раввинистическими традициями или с господствующими обычаями — не с библейским Законом, а просто с традициями или обычаями, которыми обрастает Закон, тогда не надо слушать Илию5.

В качестве возражения здесь можно сказать: «В этом что-то может быть. Не должны ли мы следовать простому и ясному смыслу библейского повествования, даже если какой-то пророк утверждает, что Бог ему сказал иное?» Конечно же, должны. Но это не то, о чем говорил Маймонид. Фактически он заявил: если такой же, как Илия, следует простому и ясному смыслу Священного Писания, а не раввинистическим традициям, то в данном случае необходимо чтить традиции.

Итак, всеми уважаемый пророк, направляемый силой Божией и следующий простому смыслу Библии, находится ниже раввинистических традиций. И мудрецы, даже с перевесом в один голос, весомей и предпочтительней Илии и Елисея, когда речь пойдет о толковании Закона. Становится ли теперь понятней ситуация?

Кто весомей — раввины или Бог?

Но это еще не все: основывающееся на Моисеевом законе решение, принятое большинством мудрейших, более весомо, чем даже глас Божий! Как гласит одна из наиболее известных историй, описанных в Талмуде (Баба Месия 59 б), между великим раввином Элицером и мудрецами разгорелся спор, служит ли определенный тип печи только для ритуальных обрядов? Раввин Элицер хотя и парировал все возражения, однако мудрецы отказались согласиться с его доводами.

Тогда раввин Элицер сотворил ряд чудес, чтобы доказать правильность своих слов: «Если я не противоречу Закону, тогда пусть будет вырвано с корнем это рожковое дерево; пусть перестанет течь этот ручей; пусть рухнут стены этого дома». В Талмуде сказано, что к удивлению всех, каждое из названных чудес совершилось, однако раввины отказались поступиться своим мнением.

Наконец, раввин Элицер воззвал к Самому Богу, чтобы подтвердить свое решение. И тут же с небес раздался голос: «Почему вы отвлекаете раввина Элицера? Принимаемые им решения всегда совпадают с буквой Закона». На что раввин Иешуа воскликнул: «Это не небо!»

Иными словами, так как Тору даровали на горе Синай (и поэтому она уже не «на небесах»), то основанные на Моисеевом законе решения должны приниматься единственно на основании человеческих умозаключений и логических выводов. Известный знаток закона Моисеева раввин Ариех Лейб сказал: «Пусть истина явится с земли. Истина будет таковой, какой ее представят мудрейшие, осмыслив своим человеческим разумом»6.

А что, если Бог заговорит, как это Он сделал в данном случае, то мудрейшие могут (и должны!) отклонить Его требование, если оно идет вразрез с Его толкованием. Каково основание для такой невероятной позиции? В Талмуде цитируются три заключительных слова Исхода 23:2 и приводится следующее их толкование: «Подчиняйся большинству». Даже Герц Дж. Х., бывший верховный раввин Англии, написал: «Раввины пренебрегли буквальным смыслом трех заключительных древнееврейских слов и вложили в них иной подтекст, означающий необходимость подчинения большинству, за исключением случаев, когда «замышляется злое»7.

Таковы их доводы для отрицания и замалчивания гласа Божьего! Стих, в котором сказано: «Не подчиняйся большинству», был урезан и недвусмысленно истолкован: «Подчиняйся большинству», что дает основание опровергать Самого Бога. От такого положения вещей даже дух захватывает.

Могут ли раввины изменить Тору

Приведем факт, вызывающий удивление. В тексте Талмуда говорится: «Илия как-то сказал одному из раввинов, что Бог смеялся по поводу известного эпизода: «Мои сыновья поразили Меня!»

Имеются в виду «правила большинства»! Выходит, правда не только в том, что тысяча пророков, следующих простому смыслу Священного Писания, не могут противостоять тысяче и одному пророку, но и Сам Бог не может противостоять даже двум мудрецам, если они осмелятся не согласиться с Ним! Можно ли себе представить, чтобы сила традиций и человеческого авторитета завела бы так далеко?

Вопрос не в том, были ли эти раввины высокомерны или уже изжили себя. Просто они верили, что уполномочены Господом толковать и создавать законы, а с течением времени даже стали верить, что их традиции священны. Более того, они заявили, что имеют право при необходимости изменятьбиблейские законы. Каково же было библейское основание для этого? Псалом 118:126: «Время Господу действовать: закон Твой разорили». На что можно сказать: «Не понимаю. Какое отношение этот стих имеет к изменению Закона?» Никакого.

Но его полностью пересмотрели (фактически в полной мере неправильно истолковали), вложив следующий смысл: «Иногда, для того чтобы действовать во имя Господа, необходимо отменять Его законы». Я шучу, не так ли?8. Есть ли что-нибудь удивительного в том, что временами Талмуд благосклонно относится к «нарушению Священного Писания» мудрецами, предлагающими свои толкования?9 Это следует запомнить на тот случай, когда кто-то сделает попытку доказать, что Иисус и Павел свободно нарушали и меняли законы.

В какой связи раввины заявляют, что в самой Библии даются ссылки на устный Закон? Ключевым текстом является Исход 34:27:

«И сказал Господь Моисею: напиши себе слова сии, ибо в сих словах Я заключаю завет с тобою и с Израилем».

Какое отношение данный стих имеет к устному Закону? Совершенно никакого! Контекст предполагает, что законы должны были записаны. Тогда каким образом авторы Талмуда ссылаются в данном случае на устный Закон?

Сперва они исказили начало стиха («напиши себе слова сии»). Затем обратили внимание, что древнееврейская фраза, переводимая как «ибо в сих словах» ( ‘al pi’), была очень близка к древнееврейской фразе, означавшей «устный» (‘al peh’). В итоге стих истолковали так: «Напиши себе слова сии, потому что по свидетельству сих слов я заключаю завет с тобою и с Израилем». Но это не то, что гласит древнееврейский оригинал, что без тени сомнения продемонстрирует любой нормальный еврейский перевод Библии. Игра слов — это одно, истинное значение — другое.

А как Раши, величайший из всех еврейских толкователей Библии, интерпретировал простой смысл этого стиха, свидетельствующего, что завет основывается на письменном Слове? Он посчитал, что фраза «напиши себе слова сии» означает только эти слова, тем самым объясняя, что «не разрешено записывать слова устного Закона»10.

Итак, Бог велит: «Напиши!», а традиция запрещает: «Не пиши!» Бог заключает Свой завет с Израилем, основанный на письменном Слове; Талмуд говорит, что подлинная суть завета основывается на том, что передано в устной форме. И не странно ли, что библейский текст, наглядно указывающий на письменный Закон, используется Талмудом для ссылки на устный Закон? Неужели такая постановка исходит исключительно из игры слов? Какой пример хвататься за соломинку!

Полное отсутствие упоминаний об устном Законе в древнееврейской Библии противопоставляется частым ссылкам в Священном Писании на обязательность исполнения письменного Закона. Для подтверждения прочтите такие стихи, как Второзаконие 31:24–26:

«Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: возьмите сию книгу закона и положите ее одесную ковчега завета Господа Бога вашего, и она там будет свидетельством против тебя».

Существует множество других стихов, изрекающих то же самое, такие, как Бытие 24:7–8; Второзаконие 17:14–20; 28:58–59; 30:9–10; книга Иисуса Навина 1:8; 23:6; Первая книга Царств 2:1–3; Вторая книга Царств 22:13; 23:3,21; Первая книга Паралипоменон 16:39–40; Вторая книга Паралипоменон 30:5; 31:3; 35:26–27; Первая книга Ездры 3:2–4; 6:18; книга Неемии 10:28–29; 13:1 и книга пророка Даниила 9:13. Я советую вам найти эти стихи и внимательно прочесть. Где же там упоминание об устном Законе?11

Если бы существовала столь убедительная цепь толкований, то почему практически каждая страница Талмуда пестрит многочисленными противоречиями в отношении Закона? Фактически можно согласиться с тем, что Талмуд состоит из противоречий и разглагольствований насчет толкования и применения Закона. И почему якобы ценные раввинские комментарии расходятся по смыслу с сотнями и сотнями библейских стихов? Где же всеми чтимая непрерывная цепь традиций?

Нет, Бог не давал устного Закона Моисею на горе Синай. Даже понятие подобной устной традиции, предполагающей всеобщее следование, было впервые введено в оборот через 1400 лет после Моисея. Более того, многие религиозные иудейские группировки, существовавшие в дни Иисуса, такие, как саддукеи и ессеи, не верили в подобные традиции. Это было явно учением фарисеев. Почему? Потому, что они были теми, кто придумал эту идею с непрерывной цепью передачи устных традиций, появившейся незадолго до рождества Христа. И как только их уникальные традиции стали передаваться последователям, то следующие за ними поколения стали говорить: «Мы не придумывали этих наставлений, мы их унаследовали. Их передали нам наши отцы. Они уходят в глубину веков… насколько мы помним… они восходят к Моисею». Не совсем!

Пусть же прозвучит правда. Не было тайного Закона, дарованного Моисею свыше в устной форме или же переданного им словесно библейским пророкам и пастырям. На практике наши предки иногда забывали письменный Закон (прочтите стих 22 из Второй книги Царств как классическую иллюстрацию данного утверждения). И устным Законом также пренебрегали. В Священном Писании нет ни одного примера, где бы следовало наказание, порицание или ответственность за нарушение так называемых традиций, обязательных к исполнению. Это потому, что не существовало таких традиций, чтобы их нарушать. Только нарушение письменного Слова Божьего считалось грехом.

Истина

Настало время, чтобы услышать дарованное нам Слово. В Торе говорится, что неважно, где находятся евреи, даже разбросанные по всему свету, они могут сделать это: «Но когда ты взыщешь там Господа, Бога твоего, то найдешь (Его), если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душею твоею». (Второзаконие 4:29). Пророк Иеремия говорит о том же самом: «И взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим» (книга пророка Иеремии 29:13). В Притчах Соломона 3:5–6 сказано:

«Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой. Во всех путях твоих познавай Его, и Он направит стези твои».

Господь не оставит тебя, если ты искренне стремишься познать Его истины. Почему не смирить себя и не обратиться к Нему за помощью? Здесь есть поле деятельности для разума и осмысленного обсуждения, а также место для Богоискательства. Они идут рука об руку!

Но Господь отвергает тех, кто считает себя мудрым. Изучай Слово Божье и стремись познать Бога. И ты не разочаруешься.

Когда Моисей и пророки не могли постичь, как истолковать или применить Закон, то молились и просили Бога дать им ответ. И Бог являл им решение!12 Почему не последовать их руководству? Зачем быть умнее, чем Моисей и пророки, и пытаться найти выход самостоятельно?

Познавай, не отрицая, используя все средства, имеющиеся в твоем распоряжении. Но попроси, чтобы Бог раскрыл тебе глаза на пути познания! (Это именно то, о чем молился псалмопевец в Псалме 119:18). Проси Господа ввести тебя в истину.

Это не значит, что раввины замышляли злое. Они реально верили в то, что делали, и их слова часто были проникнуты красотой и мудростью. Они всецело хранили верность своим традициям, они искали пути сплотить воедино народ Израиля. Но, вероятно, пока традиции объединяли нас всех вместе, они, что главное, и опутали нас.

Сегодня можно чувствовать себя свободными. «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Евангелие от Иоанна 8:31–32).

Комментарий Исраэля Рота

В моем детстве не было многочисленных рассуждений о Мессии. В Пасхальный седер мы открывали дверь для того, чтобы пророк Илия провозгласил Мессию. Но взрослые относились к этому событию как к сказке, будто бы это был еврейский вариант Санта Клауса. Повзрослев, я понял, что это всего лишь «притворство», но продолжал участвовать в этом спектакле ради удовольствия маленьких детей и соблюдения «традиции».

Каждую Пасху мы читали Псалом 117:22: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла…» Теперь я знаю, что за камень мы, строители (народ Израиля), отвергли. Это Мессия.

Неудивительно, что пророк Илия никогда не приходил в наш Пасхальный седер. Мессия уже однажды умер на Пасху. В книге пророка Исаии 53:7 говорится: «… как овца, веден был Он на заклание…»

Название «Пасха» пришло из Исхода 12:13:

«И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной…».

Но зачем нужна была кровь? В книге Левит 17:11 говорится: «Потому что душа тела в крови, и Я назначил ее вам для жертвенника, чтобы очищать души ваши, ибо кровь сия душу очищает».

Иными словами, жертвенная кровь была единственным приемлемым средством для очищения от греха. В первую Пасху кровь должна была окропить порог жилищ сынов Израилевых. Позднее, во времена завета Моисеева, животное приносили в жертву в Храме (Левит 1:11).

Вот почему в Талмуде, Йома 5 а, мы читаем, что не может быть Йом Кипура без жертвенной крови. Так как Храм был разрушен в 70-м году после Р. Х.,то прекратились храмовые жертвы во искупление греха.

Фактически за 40 лет до того, как был разрушен Храм, древние священнослужители узрели тревожные знаки свыше, свидетельствующие о том, что Бог более не принимает животных жертвоприношений (Йорма 39 а, б). Это был год, когда Иисус принял смерть за грехи наши.

Даже иудейский пророк Даниил сказал, что наш Мессия придет в мир и будет предан смерти не за свои грехи, а во искупление наших, прежде чем святилище будет разрушено (книга пророка Даниила 9:26).

Истинный иудаизм требует очистительной крови Иисуса! Поскольку у нас сегодня нет Храма, то наши грехи или не могут быть искуплены, или же Бог уже послал Своего Мессию. О ком же говорится в читаемой по праздникам Йом Кипур молитве из традиционной иудейской молитвенной книги?

«Наш праведный помазанник оставил нас: ужас охватил нас, у нас не осталось того, кто может нас оправдать. Он взвалил на Себе бремя беззаконий и грехов наших и был поражаем за грехи наши. Он нес грехи наши на плечах Своих и мог снискать прощение беззаконий наших. Ранами Его мы исцелимся, когда Предвечный Бог возродит Его как новое творение»13.


1. Шиммел Х. Чайм. Устный Закон: Исследование раввинского вклада в Ше-Бе-Ал-Пе Торы (испр.изд., Иерусалим; Нью-Йорк: Фельдхайм, 1987).

2. Чайз З. Х. Руководство для изучающих Талмуд, перевод и редакция Якова Шактера (Нью-Йорк: Фельдхайм, 1960), 4.

3. См. Начманидес о Второзаконии 17:11, а также Вавилонский Талмуд, Баба Батра 12 а.

4. См. Предисловие Маймонида к своему комментарию Мишны.

5. См. Предисловие Маймонида к своему комментарию Мишны, а также Вавилонский Талмуд, Ебамот 102 а.

6. См. Предисловие к его Кетцот ХаХошену на Хошен Мишпат в Шулхан Арух.

7. Герц Дж. Х. Пятикнижие и Хафтора (Лондон: Сончино, 1975), 316. Единственно реальный вопрос в том, переводить ли в этом стихе древнееврейское слово «раббим» в сочетании с «многими» или «могущественными». (Отрывок из Талмуда в Баба Месия 59 б, конечно же, толкует слово «многие» как «большинство».) В противном случае становится невозможной дискуссия по поводу: «Не подчиняйся раввинам

8. См. вавилонский Талмуд, Беракот 54 а.

9. См., например, иерусалимский Талмуд, Киддушин 1:2, 59 д; вавилонский Талмуд, Сота 16 а, с комментариями Раши к словам «окерет» и «халаках».

10. См. также Гиттин 60 а в вавилонском Талмуде.

11. Возможно, что еврей, исповедующий раввинистический иудаизм, может указать на Неемию 8:8, единственный стих, в котором указано на факт, что левиты сделали Закон понятным для чтения. Это означает или то, что они перевели его на более доступный для понимания язык (вероятно, арамейский, распространенный в среде изгнанников), или же разъяснили смысл Закона. Безусловно, это была задача священников и левитов — учить людей Торе (см. Левит 10:10–11). Однако, чтобы вновь провести параллель между этим стихом и предполагаемой неразрывной цепью традиций, обязательных к исполнению, надо воздвигнуть целую гору из несуществующего кротиного холмика. Контекст также совершенно ясно указывает, что единственно письменное Слово является средоточием религиозного почитания и власти, как подчеркивается в вышеприводимых многочисленных стихах. Заключительная часть Неемии 8 также демонстрирует, что евреи в те времена делали то, что им велел делать буквальный смысл Закона, и не принимали во внимание никаких дополнительных традиций или толкований, появившихся позднее. Итак, в Неемии 8:15 говорится, что евреи следовали написанному в Левите 23:37–40. Надо полагать, они не догадывались, что позднее Талмуд провозгласит невозможность правильного понимания Левита 23 без специальных толкований и традиций.

12. См., например, Левит 24:10–23; Числа 9:1–14; 15:32–36; 27:1–5; Захария 7.

13. Молитвы в день искупления, испр. изд., Нью-Йорк: Розенбаум и Вербеловский, 1890, с. 287–288.