Глава 2


Это не место для добропорядочного молодого еврея Ионатан Бернис


Я вырос в традиционной еврейской семье. Я называю себя бывшим «праздничным» иудеем. По большим праздникам мы ходили в синагогу и собирались всей семьей на такие важные события, как Песах (Пасха), Рош ха-Шана, Йом-Кипур, День искупления.

Против моей воли меня заставляли ходить в еврейскую школу и в религиозную школу. И когда мои друзья по вторникам и четвергам после школы отправлялись играть, я в синагоге изучал иврит, чтобы подготовиться к Бар-мицве, самому важному событию в жизни еврейского молодого человека, когда он становится «сыном заповеди». Итак, в возрасте тринадцати лет я стал бар-мицвой и вступил во взрослую жизнь.

После этого родители решили, что выполнили свои обязательства и потому предоставили мне свободу выбора посещения синагоги или отказа от религиозной жизни. Еврейской и религиозной школ мне уже хватило и потому я отошел от синагоги, которую теперь посещал только по большим религиозным праздникам.

Вспоминая о том, что я узнал в пору детства, я вижу, что получил тогда богатое наследие. Я узнал все о патриархах нашей веры: Аврааме, Исааке и Иакове; я также узнал о призвании еврейского народа. Меня учили, что мы являемся избранным народом и у нас имеются особые отношения с Богом. Но до конца я не понимал этого. Помню, я спрашивал моих учителей: «Мы избранный народ, но для чего нас избрали?» Один из учителей сказал, что мы избраны для преследований. Не могу сказать, что мне это понравилось.

Помню, мне рассказывали о Моисее и о его встрече с Богом у несгораемого куста, а также о том, как он вывел народ Израиля из Египта. Я узнало том, что Пасха, Исход из Египта, пожалуй, является самым главным событием в израильской истории. Это самый важный праздник из всех, что мы отмечаем. С теплым чувством я вспоминаю, как мы сидели за семейным столом и все вместе читали о Пасхе-Исходе. Я все время слышал о Боге Израиля. Но я не знал одного: как иметь отношения с Богом. Помню, я спрашивал, какой Бог, но никто из моих учителей не мог ответить на этот вопрос.

В это время у меня появился сильный страх перед смертью. Я отправился к своему раввину и спросил: «Равви, что происходит с человеком после смерти?» Он долго рассказывал мне о том, как человек взбирается на гору, но противоположную сторону этой горы он видеть не может. Когда, наконец, человек добирается до вершины горы, он видит, что собой представляет другая ее сторона. Он сказал, что Бог уже находится на вершине горы и смотрит на другую ее сторону.

Я ушел от раввина, восторгаясь его мудростью, но так и не поняв, что он хотел сказать своей историей. Я был в еще большей растерянности, чем прежде. Годы спустя, вспоминая о той встрече, я понял, что раввин просто не знал, как ответить на мой вопрос. Но он был слишком горд, чтобы признаться в этом.

С самого раннего возраста я выучил молитву, называемую «Шма», ее можно найти в Книге Второзаконие (6:4): «Шма Исраэль Адонай Элохейну Эхад! — Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть». Меня учили, что на нас, евреев, возложена ответственность за то, чтобы дать миру откровение о едином истинном Боге, и что мы должны этим гордиться. Мы верили в Бога Авраама, Исаака и Иакова, в Бога Израиля. Буквально с младенчества я выучил эту молитву — главное исповедание иудаизма.

Несмотря на все это, я узнал намного больше из того, во что иудеи не верили. Я узнал, что иудеи не верили в Иисуса. Это было совершенно точно. Мне объяснили, что христиане повинны в Холокосте, в крестовых походах, погромах и во всех ужасающих преследованиях, которым подвергались евреи. Я думал, что любой, кто не был иудеем, был христианином. Тогда я не видел никакой разницы между язычниками и христианами. Все они были для меня просто не иудеями.

У меня сформировался менталитет «противостояния». Мы как евреи имели Бога Авраама, Исаака и Иакова. С другой стороны баррикады находились христиане. Существовал религиозный институт иудаизма и религиозный институт христианства. У христиан было три бога. Их главным божеством, как я тогда понимал, был Иисус Христос, сын мистера и миссис Христос. Я думал, что Он носил имя Иисус, а фамилия у них была Христос. Все это мне казалось ужасающей путаницей.

Помню, однажды в подростковом возрасте вместе с другом я оказался в католическом храме. За кафедрой стоял священник, а вокруг него дымились всякие кубки. Там также находилась статуя Иисуса Христа и пары других богов. Для благонравного еврейского мальчика в этом не было никакого смысла.

Я понимал, у нас, евреев, были синагога и Храм, а у христиан — соборы, церкви и монастыри. На нашем флаге была звезда Давида — религиозный символ нашего народа. У христиан был свой символ, они называли его крестом. Между нами не могло быть никакой связи. Меня учили, что у нас есть своя Тора, Пятикнижие Моисея и Писания еврейских пророков, — то, что христиане называют Ветхим Заветом. И у них есть другая книга, называемая Новый Завет. Это была Книга христиан.

На мой взгляд, эти две религии не имели между собой ничего общего, кроме одного: христиане использовали нашу Книгу. Мне это очень нравилось. Я не верил в христианскую Библию, но христиане верили в иудейские Писания.

Меня воспитали с верой в еврейские праздники. У нас было много праздников: Рош ха-Шана, еврейский Новый год, Йом-Кипур, День искупления, Пасха, Ханука и другие. У христиан были Рождество, Великий пост и Пасха.

У нас была маца, фаршированная рыба и треугольные еврейские равиоли. У них были пасхальные яйца, шоколадные булочки и рождественские елки. У нас была менора, которую мы зажигали в праздник Ханука. У них был Младенец в яслях. Я постоянно видел у них изображение христианского Бога, распятого на Кресте. Но в праздник Рождества Он вдруг превращался в вечного Младенца. Все это ввергало меня в еще большую растерянность.

У нас были раввины, у христиан — священники, пасторы и монахи. У нас была своя религия, у них своя, и нас разделяла пропасть и стена. Во всех преподносимых мне учениях было ясно сказано, что евреи не должны верить в Иисуса. Иудаизм и христианство представляли собой две совершенно разные религии, у которых не было ничего общего. Им никак невозможно было договориться. Так думает большинство евреев и с таким отношением и верой воспитали и меня.

Я знал, что христиане опасные люди

В старших классах школы мои предубеждения относительно христиан и христианства серьезно поколебались. Помощник тренера в секции борьбы был не похож ни на кого другого, кого я знал. Помимо того, что он был чемпионом США по борьбе, он также входил в группу, называемую «Спортсмены в действии» (Athletes in Action) и был руководителем школьной команды «Молодая жизнь» (Young Life).

Этот человек всегда улыбался. Я никак не мог понять почему. Что бы люди ему ни говорили, какие бы комментарии не отпускали в его адрес, он всегда улыбался. По школе быстро распространился слух: «Держитесь подальше от этого парня, он один из рожденных свыше христиан».

К тому времени я был уверен, что все рожденные свыше христиане были лицемерами. Я знал, что это были те самые «опасные» люди, которых нужно было избегать. Однако в этом молодом человеке было нечто, чего я никак не мог понять. Во-первых, я не мог отрицать, что он был, пожалуй, самым приятным человеком, которого мне когда-либо приходилось встречать. Я не мог не видеть, что в нем бурлит искренняя радость, то, чего я не имел.

Иногда я чувствовал себя счастливым, иногда несчастным. Он же всегда был счастлив. Но что производило на меня самое сильное впечатление, так это его целеустремленность, осознание свой цели, своего предназначения. Он знал, откуда он пришел и куда идет. Он знал, что Бог призвал его к жизни на Земле с конкретной целью. Он не боялся смерти. И все это произвело на меня огромное впечатление. Это меня привлекало.

Тренер стал делиться со мной Евангелием и пригласил на собрание «Молодой жизни». Я подумал, почему нет? Туда ходят очень симпатичные девушки и, пожалуй, мне тоже стоит туда пойти. Вскоре после этого он пригласил меня в один из лагерей «Молодой жизни» во Флориде. Я поехал туда по одной, единственной причине: эта поездка для меня была бесплатной. Я подумал: «Я смогу отправиться в мир Диснея и отдохнуть на берегу океана бесплатно! Какое выгодное предложение!»

Поэтому я отправился в лагерь, и все было прекрасно. Я отлично отдыхал, пока не узнал, что одним из условий моего пребывания там была необходимость присутствия на собраниях, где каждый вечер выступал приглашенный оратор. Во время выступления он сразу начинал говорить об Иисусе Христе, Боге христиан. В первый день я сидел, как на иголках и чувствовал себя очень неуютно. Но постепенно меня заинтересовало то, что говорил этот человек.

Я удивлялся историям об этом Человеке, Иисусе, Который ходил по воде, исцелял больных, воскрешал мертвых и сверхъестественным образом кормил огромные массы людей. Я подумал: «Это действительно интересно». Я также заметил, что во всех этих посланиях было нечто, отличавшееся от того, к чему я привык в синагоге.

Учение в синагоге, казалось, входило мне в голову просто как информация, но когда говорил этот человек, мне казалось, что в моем сердце что-то происходило. Оно живо реагировало на все, что я тогда слышал.

Я удивлялся тому, что со мной происходило. Я не знал, как это понимать. Позже я посетил еще один лагерь «Молодой жизни». И снова почувствовал движение сердца. Выступающий призвал тех, кто еще не принял Иисуса, попросить Бога открыться им. Он велел нам найти уединенное место, чтобы мы могли помолиться об этом Богу.

Для меня это было непросто. Никогда раньше я не молился сам, без использования молитвенника. Я умел читать на иврите, мог читать молитвы из молитвенника, но не имел никакого представления о том, как спонтанно молиться Богу от сердца.

Так я сидел у ручья, глядя в чистое небо со многими тысячами звезд, не зная, как молиться Богу. Затем я сказал примерно следующее: «Бог, я верю, что Ты реален, но я никогда не говорил с Тобой раньше, а теперь говорю. Я действительно хочу познать Тебя. Если Иисус это действительно то, что они о Нем говорят, пожалуйста, покажи мне это. Аминь». Я вернулся на собрание и стал наблюдать за тем, как некоторые мои друзья исповедовали свою веру в Иисуса. Потом я собственными глазами увидел, как их жизнь стала резко меняться. Но у меня была проблема. Что-то во мне говорило: «Все это правда, но я еврей, а евреи не верят в Иисуса».

Со временем я потерял связь с тренером, и мой интерес к Иисусу угас.

Изменения в планах

После окончания средней школы у меня была одна цель — я хотел быть богатым и успешным бизнесменом.

До тридцати лет я хотел заработать один миллион долларов, оставить свой след в истории как всемирно известный промышленник и рано уйти на покой с многомиллионными доходами. Поэтому я отправился в Университет Буффало, чтобы получить степень в области бизнеса и начать зарабатывать как можно больше и как можно быстрее. У Бога, однако, были другие планы.

Именно в колледже я стал экспериментировать с наркотиками, восточными медитациями и оккультизмом. «Расширяющие сознание» наркотики и сверхъестественные сферы стали главным моим увлечением во время учебы и потому занимали большую часть свободного времени. Но все это радикальным образом изменилось после встречи с одной молодой девушкой, которая, как я узнал, почти убила себя наркотиками.

Она перестала ходить на занятия. Она перестала следить за собой. Каждый раз, когда я ее видел, она выглядел все хуже и хуже: налитые кровью глаза, трясущиеся руки, взлохмаченные волосы. Никто, в том числе и я, никак не мог помочь ей оставить путь, который вел ее прямиком к смерти и уничтожению. Мои отношения с ней становились все более отчужденными, потому что я не мог смотреть, как она убивает себя. Наконец, я полностью потерял с ней связь.

Можете представить мой шок, когда однажды я наткнулся на нее в студенческом городке и увидел, что она выглядит здоровой и нормальной. Ее глаза сияли. Когда она увидела меня, счастливая улыбка на ее губах стала еще шире. Она была совершенно другим человеком.

«Я родилась свыше!»

Не успев подумать, я выпалил:

— Что с тобой случилось?

Только потом я понял, как грубо прозвучал мой вопрос, но я действительно не мог сдержаться. Казалось, она буквально воскресла из мертвых.

—Я родилась свыше! — заявила она.

— Что ты сделала? — переспросил я.

— Родилась свыше, — она засмеялась. — Я признала Иисуса Христа Господом моей жизни.

По растерянному выражению моего лица она поняла, что я не могу связать ее заявление с заданным мной вопросом и потому с большим энтузиазмом стала рассказывать, что обратилась к Иисусу, и что Он освободил ее от наркотической зависимости. Она просто освободилась от своих греховных желаний. Когда-то она была безнадежной наркоманкой. Теперь она здорова.

Глядя на нее, я не мог отрицать реальности перемен, однако я не хотел принимать того, о чем она мне говорила. Я подумал: «Если тебе это помогло — отлично, но у меня другие планы на жизнь». Я просто хотел от нее отделаться, но на это ушло, по крайней мере, минут десять.

Но даже после нашего расставания она не оставила меня в покое. В течение нескольких недель она ежедневно звонила мне, задавая такие вопросы: «Ты знаешь, с какой целью ты появился на этой Земле?» и «Куда ты попадешь, если умрешь сегодня ночью?»

Сначала я пытался вежливо закончить разговор, но в какой-то момент я понял, что отмахнуться от этих мыслей уже не могу. Ее вопросы стали преследовать меня. Зачем я здесь? Куда я пойду после смерти? Ее слова звенели в моих ушах, потому что я не мог отрицать того, что с ней произошло нечто удивительное и вполне реальное. Она стала совершенно другим человеком, не той девушкой, которую я когда-то знал.

Это не место для добропорядочного молодого еврея

После многочисленных приглашений я, наконец, согласился пойти вместе с ней на домашнюю группу по изучению Библии. Как только я вошел в комнату, мне захотелось повернуть обратно и бежать. Совершенно очевидно, что это место было не для приличного еврея. Особенно для того, кто продолжал употреблять наркотики. Но уйти я не мог. На тот момент моим единственным видом транспорта был мотоцикл «Судзуки». Погода в тот день была ненастной и ветреной, и к тому же шел сильный дождь. Когда я добрался до домашней группы, я промок до нитки.

Жена лидера домашней группы дала мне какую-то одежду переодеться, и в течение всего вечера, пока мы занимались, моя одежда сушилась на ее сушилке. Я не мог уехать в чужой одежде!

Мне казалось, что занятиям не будет конца, хотя они длились всего полтора часа или около того. Я чувствовал себя ужасно. Я был совершенно не в своей тарелке и был уверен, что каждый из присутствующих ясно видел мой дискомфорт. Уверен, вы знаете, что это такое, очень неприятное чувство.

Ко всему прочему, к концу занятий лидер группы подошел ко мне и с явно немецким акцентом предложил пройти с ним в другую комнату. Можете представить мой ужас, когда я понял, что он обращается только ко мне.

В конце концов, я вырос с убеждением, что мир разделен всего на две группы: евреев и язычников, и что язычники нас не любят, особенно немецкие язычники, учитывая факты Холокоста. На интуитивном уровне я боялся всех немцев, и тогда мне показалось, что я нахожусь в испепеляющем пламени этого страха.

Тем не менее, я последовал за ним в другую комнату и сел на диван, после чего к нам присоединился пожилой джентльмен. Он положил мне на колени Библию и стал читать мне отрывок из послания к Римлянам:

«Все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3:23). Интересно. Я знал, что я грешник, поскольку я торговал наркотиками и употреблял их, но впервые в моей жизни я осознал свое физическое отделение от Бога. Затем он повел меня к другому стиху из этого же Послания, где сказано: «Ибо возмездие за грех смерть, а дар Божий жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:23).

В этот момент я испытал то, что можно назвать только сверхъестественным переживанием. У меня не было видения, я не слышал голоса с Небес, и я не знаю, как это назвать. Комната стала неестественно яркой и теплой. С меня ручьем потек пот, и, скажу честно, с дивана, на котором я сидел, протянулись руки, которые обхватили меня и обняли, даруя мир.

Я явственно ощутил свое отчуждение от Бога, Который любил меня, Ионатана Берниса, двадцатилетнего студента колледжа! Это было так просто и так ясно! В то же время внутри меня происходила борьба, поскольку я понимал, что это новое направление означает отказ от моих собственных планов и амбиций. Теперь, оглядываясь на события более чем тридцатилетней давности, я абсолютно убежден, что в тот вечер в ту комнату вошло присутствие Божье и охватило меня. У Бога был план на мою жизнь, и он отличался от моих планов, и Он явно давал мне знать, что мне нужно отказаться от своих планов, чтобы последовать за Ним.

Я физически ощущал тяжкий груз моих грехов. Затем мне предложили помолиться простой молитвой покаяния за грехи, чтобы пригласить Иисуса в мое сердце. К тому времени мне было так некомфортно, и внутри меня шла такая жестокая борьба, что я готов был молиться о чем угодно, только чтобы быстрее уйти из этого дома. Моя молитва не была высокопарной, но она была настоящим, искренним покаянием.

Как только я помолился той молитвой, свет и температура в комнате стали нормальными, внутренняя борьба прекратилась, и диван отпустил меня. Жена лидера группы принесла мне высушенные, аккуратно сложенные вещи, и я смог уйти. Все, что я пережил, было для меня внове и казалось очень странным.

Что делают еврейские герои в христианской Библии?

Следующие несколько дней я испытывал огромное желание изучать Библию, но Библии у меня не было, и я не знал, где ее взять! Мне особенно хотелось прочитать Новый Завет, но куда может пойти порядочный молодой еврей, чтобы приобрести Новый Завет? Я не мог пойти к своим друзьям, все они были наркоманами. Я не мог пойти к раввину, у него точно не было этой Книги. Тогда я не имел представления о том, что Библия была бестселлером всех времен, и что я мог купить ее в любом продовольственном магазине и даже в аптеке!

Наконец, я вспомнил, что когда-то мой тренер по борьбе подарил мне Библию, сказав при этом, что однажды она мне понадобится. Я бросил ее в одну из коробок в чулане дома и совсем забыл про нее.

Я вскочил на мотоцикл, проехал шестьдесят миль до родительского дома, вбежал в свою комнату, покопался в коробках и нашел эту Библию. Я выбежал из дома, не сказав ни «здравствуйте», ни «до свидания», вернулся в свою комнату в общежитии и стал жадно поглощать Писание. Я никак не мог насытиться. Не знаю, что я ожидал найти в Новом Завете. Я всегда считал его Книгой христиан и никогда не подозревал, что в нем имеется хотя бы что-то, что связывало ее с тем, что я изучал в синагоге, будучи ребенком.

Можете представить мой шок, когда я взялся за Евангелие от Матфея и тут же обнаружил в нем упоминание об Аврааме, Моисее, Давиде и других еврейских героях, о которых я читал в детстве. Я не мог понять, что эти великие персонажи иудаизма делают в христианской Библии. Может, мы живем в параллельных вселенных? Может, существуют два Авраама: один христианский, а другой еврейский, отец еврейского народа? Может, существуют христианский Давид и еврейский Давид? А что можно сказать о других еврейских героях? Имеется ли еврейский Исаак и его христианская параллель? Может, они все обратились в христианство, но никто не сказал мне об этом ?

У меня голова шла кругом. Я продолжал читать и обнаружил, что Иисус не был Богом язычников, как нам всегда говорили, но на самом деле Он есть Иешуа, Мессия Израиля. Я от радости чуть не рассмеялся, когда понял, что Иешуа родился от матери-еврейки на родине евреев, в Израиле, и что все Его первые последователи были евреями.

Святой Дух начал Свою работу внутри меня, возвращая меня к моей еврейской идентичности. Возможно, вы удивляетесь моему недоумению при обнаружении того, что Новый Завет оказался для меня чисто еврейским. Но представьте еще больший шок, который я испытал, вернувшись к еврейским Писаниям, в которые я, как еврей, верил, и в которые верили мои родители и раввины. Я стал читать еврейские Писания так, словно видел их в первый раз, и там я обнаруживал одно пророчество за другим, и все они говорили о Мессии. Почти в каждом пророчестве я видел Иисуса!

Я обнаружил, что Его имя было даже не Иисус, а Иешуа. В Евангелии от Матфея сказано, что Он будет назван Иешуа, что значит «спасение Божье», или «Бог спасает», потому что Он спасет Свой народ от их грехов.

Я понял, что в прошлом кто-то распространил ложь о том, что евреи не должны верить в Иисуса. Что Новый Завет не для евреев. Что еврейские Писания не говорят об Иисусе как о Мессии. После того как в еврейских Писаниях я прочитал сотни пророчеств об Иисусе, я стал все чаще задавать себе вопрос: «Почему евреи не видят истины?» Ответ в том, что большая их часть никогда не читала собственных Писаний.

Одно из любимых мной пророчеств находится в Книге пророка Иеремии:

«Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет» (Иер. 31:31).

Это обетование предназначено для всех физических потомков Авраама, Исаака и Иакова, несмотря на то, что они разделились на два племени.

«Не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь» (Стих 32).

Когда Иеремия говорит о «завете, какой Бог заключил с отцами их», он явно подразумевает Моисеев завет. Сегодня бoльшая часть иудеев придерживается завета Моисея, о котором здесь говорится. Но Иеремия также пророчествует о Новом Завете, который не принимается пока большинством еврейской общины. Бог в Писании говорит, что Он заключит Новый Завет с народом потому, что «тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними».

Итак, еврейскому народу был дан Новый Завет, потому что они не смогли выполнить прежний. Вместо того, чтобы отвергнуть еврейский народ за нарушение прежнего завета, Бог предлагает им новый. Вы понимаете? Теперь взгляните на 33 стих: «Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь».

Затем Бог перечисляет четыре момента. Первый: «Вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его». Второй: «Буду им Богом, а они будут Моим народом». Третий момент: «И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: “познайте Господа”, ибо все сами будут знать Меня». И четвертый момент: «Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более» (стих 34).

Эти четыре обетования Бог дает нам в Новом Завете. Первое обещает, что законы Бога будут написаны на наших сердцах. Закон, который был взят с каменных скрижалей и со свитков, был вложен в наши сердца Духом Святым. Во-вторых, Он будет нашим Богом, а мы будем Его народом.

В-третьих, от мала до велика мы все будем знать Его. Это пророчество еще не исполнилось. Затем четвертое обетование, согласно которому Он простит наши беззакония, и больше не будет вспоминать наши грехи.

Только Его кровь может смыть наши грехи и очистить нас от нечестия. Жертвенные животные могли только покрыть наши грехи, но Библия говорит, что если мы исповедуем наши грехи, то верный и праведный Иисус прощает нас и Своей Кровью очищает от всякой неправедности. Это и есть Новый Завет. Помню, с каким изумлением я смотрел на эти слова в наших еврейских Писаниях, написанных за сотни лет до рождения Иисуса.

Хочу, чтобы вы поняли еще одну вещь. В стихе 35 есть еще одно пророчество, которое гласит: «Так говорит Господь, Который дал солнце для освещения днем, уставы луне и звездам для освещения ночью, Который возмущает море, так что волны его ревут; Господь Саваоф имя Ему».

А теперь посмотрите на это:

«Если сии уставы перестанут действовать предо Мною, говорит Господь, то и племя Израилево перестанет быть народом предо Мною навсегда» (стих 36).

Бог утверждает, что пока солнце светит днем, а луна и звезды ночью, Он сохранит еврейский народ как Свой Собственный народ. Давайте прочитаем дальше:

«Если небо может быть измерено вверху и основания земли исследованы внизу, то и Я отвергну все племя Израилево за все то, что они делали, говорит Господь» (стих. 37).

Несмотря на бунт и мятеж Израиля, несмотря на его неверность, Бог остается верным. Он заключил Завет с Собой. Бог верен Себе в исполнении Своего обетования для Израиля. И пока звезды и луна светят по ночам, а солнце сияет днем, и пока никто не измерил небо наверху, Бог сохранит еврейский народ.

Комментарий Исраэля Рота

Мы дружим с Ионатаном более тридцати лет. Мы видели, как десятки тысяч евреев находили мир с Богом через Мессию Иисуса. Мне кажется интересным тот факт, что мы с Ионатаном поставили перед собой цель стать миллионерами до достижения тридцатилетнего возраста. Однако мы обрели то, что невозможно купить за деньги. Мы обрели мир с Богом и мир внутри себя. Сейчас, когда я пишу этот комментарий, все мое существо наполняет Его радостный мир.

Мы не уподобляемся страусам, прячущим голову в песок. Нет! Бог за вас, а это значит, что никто и ничто, восстающее против вас, не преуспеет.

Нам не страшны болезни, нищета и даже смерть. Ибо это единственный путь к настоящей жизни.